Интеллектуальная собственность в мире, управляемом данными

октября 2019 г.

В преддверии заседаний Ассамблей ВОИС 2019 г. Генеральный директор ВОИС г-н Фрэнсис Гарри размышляет о последствиях больших данных для политики в сфере интеллектуальной собственности (ИС).

Как именно влияет на глобальный ландшафт ИС цифровая трансформация, основанная на передовых технологиях, включая, в частности, искусственный интеллект (ИИ)?

Понимание нами воздействия цифровой трансформации на глобальный ландшафт ИС пока еще является весьма поверхностным. Тем не менее можно отметить, что происходящие в данной связи процессы носят динамичный и очень глубокий характер, а их влияние на управление системами и политикой в сфере ИС будет значительным. Оценить их последствия для административного управления ИС сравнительно несложно. В значительной мере они будут связаны с выгодами от применения и использования этих технологий для повышения эффективности работы ведомств ИС. Однако разобраться в том, как именно эти технологии повлияют на политику в области ИС, уже сложнее. Те права ИС, с которыми мы имеем дело сегодня, в основном сформировались в ходе промышленной революции для удовлетворения нужд массового производства. Один из важных вопросов, стоящих перед нами сегодня, состоит в том, смогут ли существующие права ИС обеспечить наличие стимулов, необходимых для поощрения инноваций в цифровую эпоху.

Генеральный директор ВОИС Фрэнсис Гарри (Фото: ВОИС/Берро)

«Один из важных вопросов, стоящих перед
нами сегодня, состоит в том, смогут ли
существующие права ИС обеспечить наличие
стимулов, необходимых для поощрения
инноваций в цифровую эпоху».

Сохраняет ли классическая система ИС свою актуальность в новых условиях экономики, управляемой данными?

На данный момент представители деловых кругов говорят нам, что классическая система ИС еще далеко себя не исчерпала. Имеющиеся статистические данные свидетельствуют о беспрецедентно широком использовании классической системы ИС, темпы роста которого намного превышают темпы роста мировой экономики. Вместе с тем нам необходимо учитывать и тот очевидный факт, что в условиях цифровой экономики основной движущей силой производства и распределения материальных благ являются передовые цифровые технологии, опирающиеся на данные. Мы также должны ответить на вопрос о том, указывает ли статистика на более широкое использование системы ИС в индустриальной экономике или же свидетельствуют о том, что такой рост происходит и применительно к цифровой экономике. Пока еще не ясно, насколько эффективно классическая система ИС сможет дать ответы на все проблемы, возникающие в связи с развитием технологий, основанных на данных, которые играют доминирующую роль в цифровой экономике. Решение этих проблем, вне всякого сомнения, станет трудной задачей для лиц, ответственных за разработку политики в сфере ИС.

Имеются ли какие-либо свидетельства того, что страны начинают приспосабливать свою политику в области инноваций к потребностям цифровой экономики?

Да. В ряде стран были разработаны программы, отводящие ИИ центральное место в рамках национальной экономической стратегии. Применение передовых цифровых технологий, включая ИИ, дает возможность разрабатывать новые, полезные товары и услуги при помощи преобразования данных. Некоторые из них, в частности, технологии, связанные с ИС, становятся более эффективными, когда имеют доступ к более значительным объемам данных. В настоящее время существует широкий консенсус относительно положительной роли использования растущих объемов данных для разработки полезных и нужных товаров и услуг. Тем не менее государства не могут требовать от частных компаний делиться своими конфиденциальными данными с конкурентами. Зато они могут предоставлять данные, связанные с работой государственных учреждений, включая данные, собираемые в контексте предоставления государственных услуг, и данные исследований, финансируемых по линии государственного бюджета, в распоряжение компаний, для которых они могут иметь ценность. Аналогичные подходы применяют и некоторые частные лица, в том числе ученые, считающие обнародование данных полезным делом. С другой стороны, в связи с использованием данных в условиях цифровой экономики по-прежнему возникает большое число сложных вопросов политического характера.

В связи с использованием данных в условиях цифровой экономики по-прежнему возникает большое число сложных вопросов политического характера

Генеральный директор ВОИС Фрэнсис Гарри

Какие следующие важные шаги необходимо предпринять лицам, ответственным за разработку политики, в направлении формирования эффективных программных рамок ИС с опорой на данные?

Нам необходимо определить надлежащую и законную практику в отношении сбора, хранения и использования данных. Иными словами, нам нужно предусмотреть соответствующие ограничения применительно к сбору и дальнейшему использованию данных, а также понять, почему эти ограничения нам необходимы. Несмотря на то, что исключительно мощные механизмы сбора данных всех видов (включая голосовые и текстовые данные, изображения и т.д.) уже существуют, нам тем не менее еще предстоит решить вопрос о целесообразности применения тех или иных методов получения и использования таких данных.

Нам необходимо определить надлежащую и законную практику в отношении сбора, хранения и использования данных

    — Генеральный директор ВОИС Фрэнсис Гарри

Какие именно факторы следует учитывать при разработке возможных ограничений на использование данных?

До настоящего времени наиболее пристальное внимание в данной связи уделялось, пожалуй, вопросу о конфиденциальности данных. Результатом этого стало принятие Общего регламента Европейского союза по защите данных (GDPR). Всеобщая декларация прав человека
(статья 12) предусматривает, что право на неприкосновенность частной жизни является правом человека. Вместе с тем небезынтересно отметить, что нынешнее отсутствие ясности в вопросе о неприкосновенности частной жизни приводит к тому, что некоторые компании используют данный фактор как инструмент в конкурентной борьбе. Так, например, некоторые компании утверждают, что предлагаемые ими гарантии конфиденциальности личных данных являются более надежными, нежели аналогичные гарантии конкурентов. Вполне можно представить себе появление на рынке новых компаний с аналогичными предложениями, каждое из которых потенциально может быть связано со сбором, хранением и использованием данных клиентов.

Еще одним фактором в данном контексте является фактор безопасности, в частности в тех случаях, когда налицо желание избежать раскрытия тех или иных данных, например, с целью обеспечить личную конфиденциальность или сохранить то или иное конкурентное преимущество. Фактор безопасности порождает особые проблемы, поскольку при обычных условиях государство не станет вводить подобные ограничения. В целом подход государства к вопросам безопасности основывается на недопущении физических посягательств (если пользоваться терминологией «осязаемой экономики») на чужую собственность. Теперь же лицам, ответственным за разработку политики, необходимо решить, как эти принципы должны применяться в условиях цифровой экономики. Те выводы, к которым они придут, могут повлечь за собой дальнейшие ограничения на сбор и использование данных.

Поскольку данные представляют собой одну из главных движущих сил производства и распределения материальных благ в условиях цифровой экономики, процесс концентрации рыночного влияния и его последствия для конкурентной борьбы будут способствовать дальнейшему ограничению сбора, хранения и использования данных. Антимонопольная политика призвана не допустить каких-либо злоупотреблений своим положением на рынке со стороны субъектов предпринимательства, занимающих на нем доминирующие позиции. Несмотря на то, что соответствующая политика уже разрабатывается, законодатели пока еще не имеют полного представления о цифровой экономике, а также о тех формах, которые принимает в ее условиях практика подрыва свободной конкуренции.

Еще одной большой проблемой в условиях цифровой экономики становится проблема налогообложения. В «осязаемой экономике» в число оснований, которые дают государству право осуществлять налогообложение тех или иных субъектов экономической деятельности, входят факторы происхождения товаров, а также местожительства и гражданства. Каким образом следует применять эти принципы в условиях цифровой экономики, когда та или иная платформа базируется в одной части земного шара, а продает и предлагает свои товары в интернете – в другой? Каким образом могут налоговые органы отследить такие транзакции? Следует ли осуществлять налогообложение в привязке к источнику происхождения товара (например, там, где расположена штаб-квартира соответствующей интернет-платформы) или же в привязке к тому месту, где осуществляются его продажи? Кто именно имеет право осуществлять налогообложение той добавленной стоимости, которая создается в связи с подобными транзакциями? Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) предпринимает усилия в направлении более глубокого понимания данной группы вопросов.

Конечно, не стоит забывать и о собственности, включая, в частности, и интеллектуальную собственность. В рамках классической системы ИС любые непубличные данные, предположительно имеющие экономическую ценность, в отношении которых субъект экономической деятельности предпринял надлежащие шаги по обеспечению их конфиденциальности, могут составлять коммерческую тайну. В условиях цифровой экономики коммерческая тайна превращается в основной механизм защиты непубличных данных, имеющих экономическую ценность. Но обеспечивает ли механизм коммерческой тайны надлежащую защиту таких данных? Данные, составляющие коммерческую тайну, сами по себе не являются объектами имущественных прав; речь в данном случае идет об относительных правах в том смысле, что индивидуумы не имеют права посягать на чужую коммерческую тайну или обращаться с ней ненадлежащим образом. Так, например, если компания передает данные субподрядчику с той или иной конкретной целью, такой субподрядчик не имеет права использовать их каким-либо иным образом. Лицам, ответственным за разработку политики, необходимо будет изучить вопрос о том, обеспечивает ли механизм коммерческой тайны надлежащее решение или регламентацию всех тех проблем, которые могут возникнуть в контексте защиты данных в условиях цифровой экономики.

“На политическом уровне мы стремимся наладить диалог между государствами-членами в целях коллективного формулирования вопросов, которые должны поставить перед собой лица, ответственные за разработку политики, и дальнейшего совместно обсуждения потенциальных способов создания эффективных рамочных параметров политики в области инноваций в условиях новой цифровой экономики,” – говорит генеральный директор ВОИС г-н Фрэнсис Гарри. (Фото: ВОИС / Э. Берро / Шейда Наваб)

Предвидите ли вы возникновение новых прав собственности на данные?

На данном этапе я не предполагаю возникновения каких-либо новых прав собственности на данные, которые могли бы быть зарегистрированы. Если новые права подобного рода и появятся, то это случится благодаря достигнутому в обществе консенсусу в отношении незаконного сбора, хранения и использования данных, в результате которого все виды практики, не охваченные таким консенсусом, будут считаться законными. После того, как будут введены соответствующие ограничения, они, возможно, будут рассматриваться как основание для возникновения исключительных прав, которые мы, как правило, рассматриваем как собственность. В качестве примера можно привести вавилонские законы Хаммурапи, датируемые 1754 годом до н.э. Этот свод законов не наделяет владельцев овец правами собственности на них; он говорит только лишь о том, что кража соседских овец – это противоправное и наказуемое деяние. Взгляд на проблему под этим углом зрения позволяет увидеть, что, когда мы вводим ограничения на свободный обмен данными с точки зрения их сбора, хранения и использования, это рано или поздно может привести к возникновению права собственности.

Считаете ли вы, что правами собственности может быть наделена машина?

Данный вопрос в настоящее время привлекает к себе пристальное внимание. Отвечая на него, мы не должны забывать о том, что отправной точкой разработки политики в области ИС, да и в области инноваций, является определение желаемых результатов. Чего именно мы хотели бы достичь? Речь идет об основополагающем вопросе. Если, по мнению общества, наделение правами машин будет способствовать инновациям, подобное предложение может получить поддержку. Но каким именно образом такое право будет реализовываться в обществе? На определенном этапе человек должен извлечь финансовую или иную выгоду из обладания таким правом. Кроме того, изобретатели и ученые уже сейчас используют широкий спектр различных технологий для создания изобретений и достижения результатов, которых им не удалось бы добиться в отсутствие необходимых для этого технологий.

Отправной точкой разработки политики в области ИС, да и в области инноваций, является определение желаемых результатов

генеральный директор ВОИС Фрэнсис Гарри

Существуют ли другие, более важные факторы, которые необходимо принимать во внимание лицам, ответственным за разработку политики в области ИС?

Да. Намного более важные вопросы возникают в связи с ограничениями на использование данных применительно к алгоритмам, основанным на ИИ. Так, например, является ли нарушением авторского права ввод данных в ИИ-алгоритм в целях его обучения? Это – сложный вопрос, поскольку, во-первых, мы не уверены в последствиях подобного ограничения, а, во-вторых, не ясно, сможем ли мы когда-либо узнать, были ли результаты работы того или иного алгоритма глубокого обучения связаны с использованием данных, охраняемых авторским правом. Поэтому нам необходимо тщательно проанализировать вопрос о том, каких именно результатов мы хотели бы добиться, а также о том, какие именно механизмы необходимы для их достижения.

Каким образом ВОИС готовится к наступлению эры цифровой экономики?

На политическом уровне мы стремимся наладить диалог между государствами-членами в целях коллективного формулирования вопросов, которые должны поставить перед собой лица, ответственные за разработку политики, и дальнейшего совместно обсуждения потенциальных способов создания эффективных рамочных параметров политики в области инноваций в условиях новой цифровой экономики. Хотя до разработки некой единой международной позиции по этим вопросам пока еще очень далеко, эти усилия имеют важное значение и большую ценность. Они позволят углубить наше понимание последствий доминирования технологий, основанных на данных, в эпоху цифровой экономики для политики в сфере ИС, а также будут способствовать поддержке формулирования национальных позиций по данной группе вопросов.

На оперативном уровне ВОИС, являясь многосторонней организацией, должна заняться проблемой обеспечения равенства в распределении материальных благ, а также вопросом о последствиях стремительной эволюции цифровой экономики для потенциала развивающихся стран в плане участия и конкурентной борьбы в эпоху цифровой экономики. Эти процессы неизбежно повлияют на параметры программы развития ВОИС.

Если говорить об услугах, оказываемых Организацией, то процесс цифровой трансформации ВОИС приобрел значительный размах. Организация продолжает инвестировать средства в развитие своих онлайн-платформ, а также в создание новых программных средств для них с элементами ИИ. В их число входят программа WIPO Translate, технология поиска по изображениям, разработанная ВОИС для Глобальной базы данных по брендам, а также комплекс новых программных средств, включая технологию преобразования речи в текст, для повышения качества и скорости подготовки отчетов о заседаниях ВОИС. В разработке находятся и другие программные средства.

Если на это будет получено согласие государств-членов, ВОИС также предлагает наладить оказание услуги, связанной с цифровым присвоением временных меток; речь идет о некоем подобии «цифрового нотариуса», который поможет изобретателям и авторам подтвердить, что по состоянию на определенную дату и определенный момент времени тот или иной цифровой файл находился в их распоряжении или под их контролем. Это – небольшой, но важный шаг, направленный на то, чтобы помочь изобретателям и авторам повысить эффективность защиты их интересов, связанных с ИС, в условиях цифровой экономики. Кроме того, это еще и важный компонент процесса адаптации услуг ВОИС к реалиям цифровой экономики.

Есть большой соблазн рассматривать все эти события как процесс появления все новых и новых классных товаров и услуг, но нам нельзя упускать из виду необходимость поиска политических решений тех вопросов, которые возникают в связи с происходящими глубокими преобразованиями.

Ссылки по теме

«Журнал ВОИС» призван помочь читателям улучшить свое понимание интеллектуальной собственности и деятельности ВОИС и не является официальным документом ВОИС. Используемые в этой публикации обозначения и представляемые материалы никоим образом не выражают мнение ВОИС относительно правового статуса каких бы то ни было стран, территорий или районов или их органов власти или относительно делимитации их границ. Данная публикация не преследует цели отразить точку зрения государств-членов или Секретариата ВОИС. Упоминание в публикации конкретных компаний или продуктов определенных производителей не означает, что ВОИС их поддерживает или рекомендует или отдает им предпочтение перед другими аналогичными компаниями и продуктами, которые в материалах не упомянуты.